Великий Лейбниц

Великий Лейбниц своим творчеством доказал наличие у людей фантастических способностей к глубочайшим метафизическим постижениям, лишь в минимальной степени основанным на фактологическомматериале. Его представление о монадах как об элементарных «атомах» материи, вообще, вполне соответствуют полученным здесь результатам. Для Лейбница умопостигаемый метафизический мир был не менее, а, может быть, и более важен, чем «феноменальный», физический мир. В этой высокой сфере Ньютон, например, как показывают его сделанные на склоне лет записи, не поднялся выше скучного протестантского толкования христианства.

Лейбниц, как и Демокрит, считаются философами, предвосхитившими открытие атомарной структуры вещества. Но Лейбниц не просто предугадал корпускулярную структуру материи — его монады нечто большее, чем атомы, они являются, как и процессоры, духовной сущностью. Все монады он считал способными к перцепции, т. е к восприятию, впечатлению в себя других монад и, следовательно, окружающего мира: монады по Лейбницу — «зеркало Вселенной». Но его монады способны не только отражать («посредством актуально бесконечного числа своих степеней свободы» — добавили бы мы), но и к апперцепции, т. е. к самосознанию. К чисто перцептивным монадам он относил те, что образуют минералы. Апперцептивность же монад, олицетворяющих души живых существ, может различаться количественно — от мало чувствительных монад растений до безгранично апперцептивных монад божественных сущностей. Справедливости ради следует отметить, что, хотя Лейбниц и наделил монады способностью к самосознанию, он лишил их свободы воли. В этом смысле он оказался в плену широко распространенной в его время идеологии деизма, отражающей предсказательную силу тогдашней механики. Согласно Лейбницу деятельность монад, а значит и постигаемые нами законы физики, непосредственно проистекают из внутреннего содержания самих монад. Однако эта деятельность не есть результат свободного выбора, но развертывание индивидуальной программы, «полного индивидуального понятия», которое Бог мыслил во всех подробностях еще до сотворения мира и вложил во все монады. Таким образом, все действия монад полностью взаимосвязаны и предопределены; образуемая ими иерархия есть результат предопределенной «гармонии», но не их опирающейся на свободу воли Игры.

Можно полагать, что в мембранах, формирующих монады, актуальные степени свободы эфира проявляют себя в виде метафизических способностей процессоров. Прежде всего, это касается, по-видимому, макроскопических монад, способных, например, к взаимодействию с соответствующими структурами тела квантовомеханических экспериментаторов. Что же касается микроскопических монад, являющихся сущностной сердцевиной элементарных частиц, то, как можно предполагать, их актуальные системы находятся в некоем основном, перцептивном состоянии. Тот факт, что физические, обусловленные их потенциальными степенями свободы свойства макроскопических монад до сих пор не стали предметом изучения физической науки, следует объяснять тем, что в своем обычном состоянии они очень слабо взаимодействуют с веществом. Представляется, однако, что в определенных условиях макроскопические монады могут быть неравнодушными к электромагнитным взаимодействиям и, тем самым, обнаруживать себя, причем в очень яркой форме. Но об этом в следующем эссе.

Добавить комментарий